Звездная плеяда врачей-основателей

  • Автор

В начале 30-х годов прошлого века в Новосибирск перевели из Томска Государственный институт для усовершенствования врачей – ГИДУВ. Молодой стране, особенно ее зауральской части, нужно было все больше квалифицированных медиков, и растущий город власти посчитали хорошей площадкой для работы этого образовательного учреждения. На его базе почти сразу организовали мединститут, сотрудники которого почти с нуля создавали целые научные школы, закладывали традиции, основывали династии.

Имена первых сотрудников в прямом смысле слова вписаны в историю Новосибирска и вообще сибирской научной мысли. Ведь сюда приехали талантливые ученые, получившие небывало широкое поле для самореализации. Одновременно с появлением нового вуза в Новосибирске построили городскую больницу №1, ставшую одной из его основных клинических баз. Первый профессорско-преподавательский состав института был небольшим, всего 17 человек, в том числе четыре профессора и один доцент. О нескольких из них стоит сказать особо.

Опередивший время

Коллеги и ученики с благодарностью вспоминают Григория Залесского, который возглавлял институт с 1947 по 1964 годы. В этот период вуз сделал большой рывок в развитии и сложилась новосибирская фундаментальная научная школа. Разносторонний исследователь-новатор, он еще в годы учебы в Томске особо заинтересовался проблемой ревматизма, а переехав в Новосибирск вместе с ГИДУВом, стал еще и вдохновителем становления курортологии в Сибири, изучал методы оздоровления в Белокурихе и на озере Карачи. Его исследования проницаемости кровеносных капилляров у больных ревматизмом современники восприняли без особого энтузиазма. Зато американские медики подхватили концепцию сибирского профессора и в 1998 году получили Нобелевскую премию за труды, основанные на его идеях. Кроме того, Залесский предвосхитил популярное сейчас направление воздействия на организм биологически активных веществ. Он предложил в свое время лечить ревматоидный артрит гепарином, а затем — плацентарной кровью, но не нашел поддержки у коллег. При этом исследователь не оставлял практическую деятельность, много сил отдал работе в эвакуационных госпиталях во время Великой Отечественной войны.

Григория Денисовича обожали студенты. По воспоминаниям современников, он всегда был окружен толпой учеников – такие сцены любили показывать в старых фильмах. Для них он стал Учителем с большой буквы, за которым воспитанники ходили буквально по пятам, ловя каждое слово. Сам профессор был готов пожертвовать во имя науки многим. Так, в годы гонений на некоторые направления исследований он спас часть институтской библиотеки. Книги по запретным дисциплинам следовало уничтожить, но Залесский, по разным данным, то ли на дачу их вывез, то ли нашел укромное место в подвалах вуза, но сохранил фолианты конца XIX и начала XX. Сейчас их хранят в фонде редких книг медуниверситета. А во время политических репрессий не боялся брать на работу бывших «врагов народа».

К сожалению, у Григория Залесского не осталось в живых родственников. Но его семьей в прямом смысле стало университетское общество, и даже за захоронением ученого ухаживают студенты-волонтеры. Его имя дано улице в Заельцовском районе, на которой расположены корпуса больницы и института, где прошла его жизнь, а также кафедре факультетской терапии и клинике в городской больнице №1.

Мышиная фамилия

О другом ярком и харизматичном представителе томского «десанта» 30-х, ставшем также нашим земляком, Владимире Мыше, медики до сих любят по-доброму пошутить. Дело в том, что сын и внук этого ученого продолжили его дело и также посвятили жизнь работе в Новосибирском меде. Так что преподаватели в начале учебного года обычно рассказывают оробевшим первокурсникам о династии Мышей в вузе, неизменно вызывая улыбки и симпатию у студентов. А современники любили связанный с ним исторический анекдот. Мол, однажды в квартире новосибирского стоматолога по фамилии Кот раздался звонок со словами: «Профессор Мыш на проводе». Говорят, дантист счел звонившего шутником и рассердился.

А если серьезно, Владимир Мыш был уникальным специалистом. Еще в 1895 году он окончил Военно-медицинскую академию, став хирургом. Но уже работая в Томске, живо интересовался последними тенденциями в самых разных областях медицины. Появление в соседнем городе первого рентгенологического кабинета – именно его заслуга. В круге интересов Мыша были и рентгенология, и урология, и нейрохирургия. Он проводил сложнейшие операции на головном мозге, требовавшие высокой квалификации. По его инициативе в Новосибирском мединституте начали читать курсы по лор-болезням, стоматологии, ортопедии, причем каждое направление позднее выделилось в отдельную клинику. В нашем городе он основал сибирскую школу хирургов, до конца жизни руководил клиникой в горбольнице №1, заведовал кафедрой факультетской хирургии, основанной по его инициативе. По опыту работы консультантом эвакуационных госпиталей хирургического профиля после войны написал монографию.

Желая отметить заслуги Владимира Мыша в области медицины и увековечить память о нем, после его смерти специалисты создали посмертную маску талантливого ученого. Сейчас ее хранят в фондах Краеведческого музея. Имя Владимира Михайловича присвоено кафедре факультетской хирургии медицинского университета. Его сын Дмитрий Мыш – известный онколог, участник создания городской станции переливания крови, а внук Георгий Мыш стал заведующим кафедрой факультетской хирургии и одновременно – главврачом областной клинической больницы.

Из биографической книги Владимира Мыша «Мой путь врача-специалиста»: «Не будет в клинике должной дисциплины, если заведующий клиникой, профессор сам не будет образцом ее. Не будет у будущего врача чувства моральной ответственности за недостаточно внимательное отношение к больному, если он видит таковое в обходе клиники».

Ученик Павлова

Дмитрий Куимов приехал в Новосибирск в 1940 году, чуть позднее ГИДУВа, из Ленинграда, где работал под руководством известного физиолога Павлова. Там он выполнил две научные работы, и академик удостоил ученика высокой оценкой, рекомендовал продолжать научную работу. В Сибири Дмитрий Тарасович стал основоположником неврологии, особенно его интересовали нейроинфекции. Как раз в то время только-только открыли клещевой энцефалит, и Куимов бросил силы на изучение его очагов, создав противоэнцефалитный эпидотряд. Кроме того, исследователь участвовал в создании лечебных препаратов и предложил в 1960-е новый принцип лечения клещевого энцефалита и других нейроинфекций нуклеазами – новым классом биологически активных веществ.

Изучал Куимов и другие инфекции, поражающие нервную систему: лептоспироз, сыпной тиф, эпидемический и геморрагический энцефалит, бруцеллез. Он впервые в мировой науке описал ряд симптомов и синдромов при болезнях спинного мозга, которые названы его именем (триада Куимова, синдром Керера-Куимова и др.). Первым из ученых в 1943 году поставил прижизненный диагноз «спинальный эпидурит». Более 30 лет заведовал кафедрой нервных болезней в мединституте и основал новосибирскую школу неврологов. Его сын Андрей Дмитриевич – второй в династии Куимовых-медиков – терапевт, ученик Григория Залесского.

Хирург-изобретатель

Имя еще одного томича, ставшего новосибирцем, Сергея Проскурякова, хорошо знали военные хирурги. Наш земляк занимался отоларингологией, но во время Великой Отечественной войны приложил немало сил для развития пластической хирургии. Конечно, главной задачей была не красота пациента, а возвращение ему здоровья. Разработанный Проскуряковым метод хирургического лечения (спиральный кожный стебель) позволял быстро ликвидировать ранения лицевого черепа и лор-органов (гортани, носа и т.д.). Благодаря этому способу врачи сокращали срок пребывания больных в стационаре и могли скорее вернуть бойцов на фронт. Позднее Проскуряков использовал накопленный опыт для метода восстановительной хирургией в отоларингологии. Он сконструировал специальный шприц для пересадки тканей самого пациента. Забрав с его помощью здоровую хрящевую ткань, можно было впрыснуть ее, например, для восстановления носовой перегородки.

Сергея Проскурякова называют основателем не только сибирской школы оториноларингологов, но и первой в стране косметологической службы. Примечательно, что, как и многие талантливые люди, он был одарен разносторонне, в свободное время музицировал и писал портреты, но от этих увлечений остались лишь фотоснимки.

Чтобы рассказать обо всех отцах-основателях клинической и фундаментальной медицины в Новосибирске, не хватит и книги. Конечно, такая звездная плеяда притягивала все больше энтузиастов – как состоявшихся специалистов, так и будущих медиков. Если в сентябре 1935 года на единственном тогда лечебно-профилактическом факультете мединститута было всего 127 студентов-третьекурсников, переведенных из вузов Томска, Омска и Иркутска, то к началу 1940-го здесь обучали более 2000 человек. Занятия у них вели крупные клиницисты и специалисты ведущих научных и лечебных учреждений Москвы, Ленинграда, Томска. В 1951 году ГИДУВ перевели в Новокузнецк (тогда Сталинск), а мединститут со временем получил статус университета и сейчас бережно хранит традиции, заложенные основателями. Родившиеся и учившиеся в разных городах большой страны, они по праву получили гордое звание новосибирцев.

По материалам музея Новосибирского государственного медицинского университета.
  • 0
  • ?
  • 852

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.